Corporation of Dolls

Объявление




ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!!!


• Хочешь себе живую игрушку? или давно мечтал сам ею стать? Мы создаём кукол...будь одной из них или же умелым кукловодом...Марионетка в твоей власти!

ВАЖНО!!!

Перекличка!



Перед тем как зарегестрироваться ознакомьтесь с сюжетом, правилами и списком ролей. Не забывайте, что эта ролевая игра содержит игроков с хорошим уровнем, так что если вы заранее не уверены в своих силах, то подумайте над смыслом вашего прибывания здесь!
-------------
ВНИМАНИЕ!
Ролевая игра приобрела вторую жизнь, нам нужны вы и ваши персонажи!!! Внесите в форум жизнь и наполните его своими потрясающими постами!!! Рейтинг игры NC-21


Сюжет | Правила | Роли | Система образования | Оформление профиля | Подача заявки
Окончился Бальный Вечер. Все свободны до 10 утра игрового вторника. Убедительная просьба вовремя прийти в локацию: Окрестности - Боевая Арена. Отдельно спасибо тем кто помогал с дизайном и оформлением форума. Авторские права действуют (с)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Corporation of Dolls » .:Подача заявок:. » .Комната Анны Шерер


.Комната Анны Шерер

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Вся обстановка буквально кричит о роскоши, удобстве и красоте: в изголовье кровати портрет Эрнесто Чегеваре, скованный золотой рамой с изумрудами и платиновыми звёздочками. На персидском ковре расположилось множество подушек, так же в комнате имеется камин и много литературы по химии. А так же слабостью Анны являются зеркала... их в комнате неимоверное множество.
Сама комната поражает своей отделкой и невольно начинаешь считать Шталь дальтоником: кажется, здесь есть все, что ей когда-либо могло понравиться; ошейник и плетка, словно герб у входа в спальню, туалетный столик с газовыми баллончиками вместо духов и розовые слоники на полочке. Все говорит вам о не совсем стандартном мышлении мисс Шталь.
Под кроватью хранятся фотки врагов, испещренные следами от попавших в них дротиков, осколки от разбившихся зеркал и фантики от конфет.

0

2

-Сатрт дан.-

Шум. Достаточно негативный окрас для первого воспоминания. Но именно обилие совершенно неясного ужасно громкого и раздражающего шума как кувалдой ударило по голове только начавшего себя осознавать Эша. Сейчас ему казалось, что он слышит всё, что творится далеко за приделами комнаты. Слишком громко. Хотелось кричать… Но это создало бы лишь дополнительную нагрузку на и без того напряженный слуховой анализатор.
Заткнитесь… Заткнитесь! ЗАТКНИТЕСЬ!
Эш резко открыл глаза и принял положение «сидя». Как оказалось, он сидел на диване в какой-то излишне пышной комнате. В которой всё просто кричало о нестандартных вкусах её хозяина. Нет… Хозяйки. Анна Шерер. Именно это имя возникло в сознании парня, образом навязчивых больших алых букв. Да, и для этого имени ему теперь предстоит жить. Так и должно быть, да? Хотя, какая разница? Всё равно никаких особых чувств он по этому поводу не испытал. Значит, просто так надо.
Чуть пошатываясь, Эш встал с дивана. То ли он быстро привык к этой какофонии, то ли она и правда стала тише, но ему стало немного спокойнее. Нет, шум не прекращался. Но сейчас он просто не давил так сильно. Ит несколько раз обошел комнату. Первое впечатление подтвердилось. Здесь всё было слишком. Определенно, тут ему нравился только камин. Очень захотелось его зажечь. Но мысль о том, как громко, должно быть, будет потрескивать огонь, его остановила.
Сделав ещё круг по этой странной комнате, он остановился напротив зеркала. И вот тут-то на него точно накатило. Отражение… Почему он так сильно его ненавидел? Казалось, из зеркала на Эша глядит вовсе не он, а кто-то другой. Ужасно неприятный. А как много было этих зеркал! И из каждого на Эшли смотрели эти глаза с каким-то укором и стыдом внутри них. Ведь это были вовсе не его глаза… Чужие… Это было невыносимо. Несколько зеркал тут же были разбиты в дребезги. Мягкий ковёр на полу украсило мелкое крошево осколков. Костяшки пальцев снова покрылись привычными царапинами, ссадинами и кровью. Это было не больно. Слишком знакомо.
Смотреть на осколки и на другие зеркала было невыносимо. По какой-то отработанной схеме Эш немного дерганой походкой дошел до стола и уселся на него, прижимая к себе одно колено. Рука уже на автомате потянулась к карману, но нашла там только пустоту и зажигалку, от которой точно не было проку. Старая потребность в никотине так и осталась неудовлетворённой. Он поднёс руку к губам и стал покусывать ногти, которые сейчас, казалось, были слишком длинными. И где только носит эту Анну Шерер?

Отредактировано Ash (2009-10-11 10:48:42)

0

3

---) Комната отдыха

Раз-два, раз-два, раз-два… Однообразная монотонность действует на нервы, окутанные сизой лентой, подобно маленьким молоточкам. Шаг... шаг... ещё один... что-то заставляло девушку идти всё быстрее и быстрее, что-то неизвестное и жутко раздражительное. я научилась жить. Научилась смотреть и видеть, слушать и слышать. Видеть краски мира и понимать, что их в нем тысячи и они все яркие. Я изменила себя, сама того не понимая перевернула свой мир с ног на голову. Изменила мировоззрение, характер, возможно даже душу. Порой, смотря в зеркало, я вижу старую себя... наверное, именно поэтому я так люблю зеркала. Во мне уже слишком много яда. И без него я будто и не жила. раздумья Анны нарушали лишь шорох юбки и стук каблучков... цок... цок... цок...
вот Шерер подходит к своей комнате вот поворачивает стальную ручку и тихо входит в помещение... Шок. Офигивание. Ступор. Анна спокойно посмотрела чуду-юду сидящему на ЕЁ столе и затем перевела взгляд на осколки, которые некогда были зеркалами. Шок. Офигивание. Ступор. Но вовремя взяв себя в руки, девушка лишь печально улыбнулась и, взяв чёрную коробочку со стола, направилась к ближайшей кучке осколков. Чёрная юбка платья с небрежным изяществом расстелилась по полу, когда Шталь присела и начала бережно складывать остатки любимого зеркала в коробочку чтобы, потом спрятать её под кровать. Для чего? Неизвестно, но у каждого свои тараканы в голове, а если их у вас нет, то по доброте душевной мисс Шталь готова поделиться своими.
- Ты волен делать все, что сочтешь нужным, но помни, что за каждое действие придется отвечать передо мной, перед законом и перед социумом. Было бы крайне неосмотрительно настраивать этих троих против себя. - девушка разговаривала с куклом словно он был нашкодившим ребёнком, хотя почему "словно"? он и есть нашкодивший ребёнок! неопознанный ногтегрызущий объект сейчас сидел перед Анной и нагло на неё пырился. О Эру! Это существо моя кукла? Теперь это чудо будет принадлежать мне? Да это же укурок какой-то! не смотря на ту бурю, которая бушевала в душе/голове/сердце новоиспечённого кукловода в разговоре она сохраняла спокойствие. Холодным даже можно сказать стальным голосом она "отрезала" каждую фразу, другой глагол тут будет просто не уместен. - Я не буду говорить тебе о том, что ты поступил плохо, так как понятия «хорошо» и «плохо» субъективны и расплывчаты. Теперь для тебя вместо них есть «эффективно» и «бессмысленно». Слова «добро» и «зло» - пустой звук. Для тебя вместо них есть «совершенствование» и «деградация». Запомни это, пожалуйста, и надеюсь, в будущем у нас не возникнут разногласия, поэтому поводу. И ещё... То, что заставляет тебя деградировать физически, умственно или душевно – бессмысленно и неэффективно. Следовательно, будь в следующий раз более умным и не поступай так бессмысленно и неэффективно как сегодня. Ведь разбив зеркало, ты его не уничтожил, а лишь создал множество зеркал... пусть и маленьких. В итоге ты получил копии того что хотел уничтожить - это глупо. - только сейчас Шталь оторвалась от своего занятия и пристально посмотрела на ребёнка который теперь полностью от неё зависел и сердце девушки вздрогнуло... он же такой маленький... он не плохой, просто его таким нарисовали…

0

4

Белый потолок. Такой чистый, такой спокойный. Спокойствие. Именно этого сейчас не хватало Эшу больше всего. Слишком много пустого шума вокруг. Слишком много через меру ярких красок в комнате и только белый потолок, который приковал к себе взгляд Ита. Мальчика, у которого остались лишь пустые следы и имя от его прошлой жизни. Хотя, если верить тому, что тело просило сигарет, а на руке вдруг обнаружились следы от уколов, то, что он не помнит своего прошлого, было даже к лучшему. Он улыбнулся, прикусывая ноготь большого пальца. В первый раз он почувствовал радость. И какую-то странную легкость. Разве теперь важно кем он был? Забываются только ненужные вещи. Старая жизнь была не нужна.
Цок, цок, цок. Стук каблуков по коридору. Раз-два, раз-два. Отточенный ритм, словно марш. Из всего обилия чужих шагов, чужих шорохов и чужих голосов Эш точно выделил именно эти. Другие звучали не так… Знакомо, что ли? Но как он мог помнить звук чьих-то шагов? Ответ был прост – значит, это были шаги хозяйки. Хозяйки этого имени. Хозяйки комнаты. Его хозяйки, в конце концов. Она не заставила себя долго ждать. Поворот ручки должен был быть тихим. Но сейчас всё было наоборот. Девушка шумно вошла в комнату и явно впала в ступор. Наверное, она никак не ожидала этого лёгкого хаоса и такого внешнего вида своей куклы. Эш внимательно следил за каждым её движением, словно пытаясь запомнить его вплоть до мельчайших деталей. Вот она уже подходит к столу, на котором он сидит, и берёт с него черную коробочку. Вот она уже собирает туда осколки. Как же громко звенят куски этого предательского стекла! И вот, коробка уже прячется под кровать. Раздаётся голос. Ведь это вполне нормальный тон. Почему он звучит так оглушительно? Наверное, всё дело в расстоянии.
-Ничего не имею против ответственности. Но мне глубоко наплевать на второе и третье понятие. Ровно так же, как им должно быть наплевать на меня. – в момент произношения этой фразы он невольно закрыл руками уши.
Замолчи. Замолчи! Если бы не было этой чертовой связи, мне было бы плевать и на первое понятие. И я уж точно бы не сидел здесь и не сходил бы так с ума! Это же просто невыносимо. Черт, как же меня это бесит!
Она всё говорила и говорила. Каждое её слово, каждая её фраза, этот стальной голос, всё это просто ужасно резало слух. Но в то же время казалось каким-то родным и привычным. Слушая эту проповедь на тему его дальнейшей жизненной позиции, к Иту вдруг пришло понимание, что он ко всему привыкнет. Шум, который сейчас исходит отовсюду, скоро станет просто привычным, и на него можно будет не обращать внимание. Этот стальной оглушающий голос рано или поздно станет не таким режущим и громким. А пока, зажми уши, стисни зубы и постарайся привыкнуть. Просто привыкнуть. И, конечно же, постораться и сейчас жить наоборот. Вот только откуда это странное противоречие?
-Даже если вы, Аннушка, мой кукловод. Даже если от вас и ваших приказов будет зависеть вся моя дальнейшая жизнь. Даже если мне за вас предстоит, в конце концов, сдохнуть! Это всё равно не даёт вам право учить меня образу мысли. И вообще, настоятельно не рекомендую лезть своими холеными ручками в мою грязную душонку. Только зря запачкаетесь, – рука очередной раз шмыгнула в карман и нашла там только зажигалку. – А если бы я просто расплавил эти зеркала, вам бы это больше понравилось, Аннушка?
Эш свесил ноги со стола и с каким-то очень резким звуком «чирк!» выпустил из зажигалки струйку алого пламени. Он больше не смотрел на своего кукловода. Его глаза были прикованы к этой огненной струйке, которая точно под силой его взгляда начала танцевать, описывая какие-то странные фигуры.

+1

5

Как узнать, что скрывает наша душа?.. Пока нам кажется, что мы хотим одного или другого, она ведет нас к цели, к центру сокровенной правды. По пути мы собираем тяжелые камни наших сомнений, а так же драгоценные камушки света чужих сердец... Однажды мы можем принести с собой целое солнце чей-то любви... Камни пусть точит вода наших слез, превратив их в песок легких разочарований и в пыль бессильной неуверенности. Ветер Жизни соберет их маленькие тела на берегу Океана Вечности... эту фразу мисс Шталь когда-то написала в своём дневнике, для кого не известно. Может для себя? хотя зачем? но теперь почему-то именно эта запись вспомнилась девушке в этот момент... когда маленький "принц" начал возмущаться... когда он зажимал своими тоненькими ручками уши, когда на его личике появилась едва заметная гримаса недовольства и возможно боли... Какой же он маленький, он же совсем детёныш. Но вся жалость куда-то испарилась, когда этот укурок нагло назвал её "Аннушкой" и к тому же ещё и угрожал её любимым зеркалам! это было нечто за гранью понимания Анны  и всё что пришло ей в голову это тихо и нежно оторвать этому существу голову, но посмотрев на него, вновь смягчилась. Он всего лишь ребёнок... глупое существо которое надо вразумить и перевоспитать! Шталь тихо подошла к укурочку и невольно улыбнулась, но улыбка тут же исчезла с бледного лица как будто её и вовсе не было. Эш смотрел на огонь как ребёнок на новую игрушку, с долей радости и щепоткой безумия.
- Эшли... попробуй быть нормальным. Ну не замечательно ли быть нормальным? Ведь это так согревает душу, знать, что у тебя есть нормальная работа, нормальная тусовка. Ты приходишь домой, где нормальный обед, нормальный телевизор. Я не прошу многого, не требую чего-то нереального, я всего лишь жалкая, маленькая мышка. Да знаешь ли ты, что "нормальность" - это жестокий, социальный закон. Если ты не будешь нормальным, они лишат тебя одобрения, отправят во внутреннюю ссылку, в одиночество, или еще хуже - сделают тебя просто нормальным. Будь нормальным! Будь частью великого замысла Старшего Брата! но ты наверняка не хочешь быть нормальным. Нормальность скучна. То, чего все действительно хотят - это нырнуть в море потребительской культуры. ОБРАЗЫ, ЗВУКИ, ЗРЕЛИЩА!!! Все хотят красивой, возбуждающей моды, крутых фильмов, обнаженных тел в порно-журналах!.. Да и невозможно представить, сколько так-называемых "блюстителей морали" тайно смотрят порнографические фильмы. Все хотят чувствовать языческую власть, денег в своих руках. ОРГИЙ, ЗРЕЛИЩ! Но... Все боятся своих желаний или боятся признать, что ЭТИ желания действительно принадлежат им. Страшно?.. Каким же все-таки быть, нормальным или ненормальным? Или есть третий вариант?.. Продолжение этой мысли, слабый всполох - Шталь сама офигела от своих размышлений и откровенно не понимала, зачем заговорила о "нормальности" с шестнадцатилетним наркоманом который является куклой-поджигателем.

0

6

Струйка пламени. Такая маленькая алая змейка, которая повиновалась любой прихоти Эша. Как же она была прекрасна. Хорошая штука огонь. Он сочетает в себе одновременно и созидание, и разрушение. Приятное чувство, осознавать, что ты можешь управлять чем-то столь заманчивым. У пламени тоже есть свой звук. Судя по всему, у каждого совой. У этого, например, был звук струящегося газа. Сейчас Эш чувствовал себя ребёнком, заново познающим мир. Он вновь учился видеть, обонять, осязать, а главное слышать. Да, теперь ему предстоит именно слушать этот мир и научится опознавать практически всё лишь по малейшему звуку. Беззвучных вещей не бывает, именно это дал ему понять этот неутихающий шум. Хотя, времени на особый анализ и размышления у него не было. Вновь шорох и шаги. Она уже стояла рядом с ним. Смешно, а у улыбки тоже есть свой звук. У её улыбки он был тихий-тихий, даже для него едва различимый, и очень быстро он замолчал. Снова раздался этот резкий, слишком громкий стальной голос. Кукловод стояла слишком близко.
Он внимательно её слушал, не отрывая от лепестка огня взгляд. И вдруг, ему стало безумно скучно. Аннушка говорили настолько ненавистные ему вещи, что хотелось прямо сейчас развернуться и уйти, но было нельзя. А ещё она просила невозможного. Лицо Эша тронула кривая усмешка. Яркая огненная ленточка вдруг оторвалась от зажигалки и приземлилась в камин. Быть может, он надеялся, что треск поленьев как-то заглушит эту глупую речь о таких ненужных вещах. Глупое одобрение. Зачем оно ему нужно? Да и каких бы то ни было внутренних ссылок, и одиночества он ничуть не боится. Ведь всё это настолько пустое и бессмысленное. Какое ему дело до того, что о нём думает какая-то кучка глупцов, носящая имя социум? Но тут, Анна совершила роковую ошибку. Она повысила голос, находясь излишне близко к Эшу. Он снова схватился за уши, как ошпаренный он спрыгнул со стола и очень быстро отошел он кукловода чуть ли не на другой конец комнаты.
-Не смей повышать голос!!! – он сам уже сорвался в крик. Как ни странно, собственный голос так сильно по ушам не бил, но он всё ещё не мог убрать от них руки. – А ещё лучше замолчи вовсе! Я же говорил – учить меня пустая трата времени! Неэффективно! Бессмысленно! Вы же не станете тратить на это ваше драгоценное время, не так ли, Аннушка?! Говорить со мной об обществе его нормах и его вселенской глупости так же бесполезно, как если бы вас слушала стена! Мне всё равно. Читайте по губам – В-С-Ё Р-А-В-Н-О! – Эш ударил кулаком стену. Та издала какой-то жалобный треск, и где-то на потолке треснула штукатурка. - Черт побери…
С чего он так сорвался он и сам пока не мог понять. Наверное, слишком много информации для одного дня. Или просто громкие звуки уже начали окончательно выводить из себя. Да и вообще, Ит был не из тех, кто умел держать себя в руках. И уж тем более не из тех, кто мог найти адекватный обоснуй своим действиям. Он уселся возле стены и снова уставился в потолок, стараясь сосредоточить слух только на треске поленьев в камине.
-И не называй меня больше полным именем. Не люблю. – почти шепотом сказал он. – Эш несёт в себе более информативную окраску. Ведь в сущности это всего лишь пепел. Просто выгоревший дотла.

0

7

День не задался с самого утра. Странно, как бывает, когда чего-то с нетерпением ждешь, предвкушая, что это станет самым прекрасным твоим воспоминанием, изначально все начинает идти не просто не так, а как бы это сказать… Вобщем не так! Анна  оставалась неподвижной все это время, и когда детский кулачок с каким-то странным звуком "соприкоснулся" со стеною, девушка сначала удивленно взглянула на кукла, чуть менее бледного, чем она сама. Поразительно была кукольная внешность и ухоженность этого существа, и Анна невольно вспомнила свою первую куклу, которую ей подарила покойная бабушка. У нее были густые локоны блондинистых волос, фарфоровое гладкое личико, красивое кремовое платье и пушистые ресницы. Но Эшли был другим... Пусть его лицо и притягивало взгляд, пусть его большие глаза радовали девушку, пусть весь его образ вызывал некую бурю эмоций в душе Анны... Но всё это меркло, как только это на первый взгляд милое существо открывало рот.
Мисс Шерер мерила шагами тишину просторной комнаты. Звук шагов хорошо гасил ворс шерстяного ковра, и она не беспокоилась о том, что потревожит покой Эша, единственного кроме неё обитателя этой комнаты, хотя сказать по правде она просто "забыла" о возможностях своего нового подопечного. Анна вошла в эту комнату порядка двадцати минут назад и с тех пор её не покидала ощущение некого одиночества и отчуждённости. На её обычно спокойном лице сейчас лежала тень озабоченности, прямая морщинка пролегла между идеально ровных бровей. Неясное беспокойство прокралось в её душу и поселилось там, пробегая противным холодком по телу. "Безумием мерить шаги. Звенящею тенью ресниц. Отчаянье вечной строки, Исписанных жизнью страниц." - Внезапно всплыло в памяти. Как же мы будем общаться дальше? Он совершенно несносный ребёнок и у меня нет никакого желания заниматься его перевоспитанием... Хотя другого выхода я просто не вижу! Мало того что он очень вспыльчив и неучтив, так ко всему этому можно смело добавить опасные паранормальные способности. Возможно, он и не причинит мне телесного вреда, но за свои нервы я жутко переживаю, да и со спокойным сном можно попрощаться...
Анна остановилась и немного замявшись всё же решила сесть в кресло, которое находилось довольно близко к Эшу. Платье из чёрной парчи, расшитой тонкими серебряными нитями облегало стройную фигуру и ниспадало до пола широкими складками. Далеко не скромное декольте слегка открывало ложбинку между грудей, ослепительно-белая кожа, которую только оттеняло черное покрывало волос, основная масса которых была свободно отброшена за спину, а на затылке придерживалась массивным гребнем с изумрудами, не давая отдельным прядям обрамлять лицо. Абсолютно прямая спина, она не опирается на спинку кресла, восседая как на троне, руки чинно сложены на коленях, уголки губ приподняты в небрежной улыбке, цинично-надменный взгляд карих глаз, подбородок приподнят.
- Думаю мы не с того начали мой милый Эшли... Во-первых, будь более уважителен ко мне, на это есть как минимум три причины. Первая, из которых это моё положение в социуме, второе то, что я являюсь твоей хозяйкой, ну и третье это естественно возраст... Разница всего в два года, но благодаря твоей деградации как личности два года можно смело сравнивать с пятью годами. Во-вторых, будь более сдержан… Даже моих довольно-таки обширных капиталов не хватит на постоянные ремонты. - Шталь говорила на пол тона ниже, чем прежде, дабы не травмировать ребёнка, но в её голосе появилась некая отстраненность, которой прежде не было. Девушка прекрасно понимала, что кукл почувствует это изменение и от этого понимания становилось досадно... Если честно, то мисс Шталь была одновременно заинтересована и разочарована в своём новом "приобретение". Способности малыша её удивляли и несказанно радовали, но вот с характерном "принцу" откровенно не повезло, хотя скорее не повезло Анне, нежели Эшу.
Пламя в камине уже не играло прежним великолепием: оно медленно угасало, теряло свой задор и обжигающее тепло, уныло потрескивая черными поленьями в окружении красно-оранжевого огня. Шталь смотрела на угасающее пламя и вдруг поняла, что жутко ненавидит детей с их взбалмошностью и неорганизованностью. А в свете последних событий был произведено новое открытие не более приятное, чем первое. Теперь согласно договору, который Анна Шерер собственноручно «подписала» кровью, на вышеуказанную особу свалилось такое вот Счастье. И отчего боги так жестоки к умнейшим мира сего?

0

8

Стальной голос замолчал. Смотри-ка, послушалась. Анна очень медленно и значительно тише мерила комнату шагами. Стало спокойнее. Эш оторвал взгляд от потолка и снова взглянул на кукловода, которая уже успела усесться в стоящее рядом с ним кресло. И только сейчас он действительно увидел перед собой действительно прекрасную девушку. Одежда, поза, осанка, взгляд и эта улыбка, не такая, как в тот раз. Всё это выдавало в ней излишне гордую аристократку. Эш отвёл взгляд. Хозяйка комнаты полностью оправдала впечатление, которое создал декор. В неё всё было слишком. Это отталкивало. И снова это обращение. Полное имя. И почему оно так раздражало? Да к тому же этот тон, пусть и более тихий, но не менее неприятный. Теперь в голосе Анны появилась ещё и отстраненность. Эш вновь лишь чуть усмехнулся.
-Касательно названых вами причин, Аннушка, хочу повторится. Во-первых, я уже говорил, что плевать мне с Эйфелевой башни на весь ваш грёбанный социум. Видел я его в гробу в белых тапочках! Следовательно, ваше в нём положение волнует меня меньше всего на этом свете. Во-вторых, то, что вы теперь моя хозяйка я и не отрицаю. Опять же, это не вызывает у меня никаких чувств. Вы вольны полностью контролировать моё тело и поступки. Не более того. Душа и разум, если от коих хоть что-то осталось, по прежнему принадлежат мне и им вы не указ. Ну и на последок, возраст не показатель. Он говорит лишь о изношенности организма. – Эш снова достал зажигалку и стал крутить её в руках. – Если вы хотите, что бы я вёл себя определенным образом – приказывайте. Тогда моё внешне поведение не выйдет за эти рамки. Если вам не нравятся мои слова – запретите мне говорить. Если вас не устраивают мои действие – один ваш приказ и оно никогда не повторится вновь, – неожиданно для себя Эш рассмеялся. – Вы вольны делать со мной всё что хотите! Скажите «прыгай!». И я покорно пойду искать обрыв. Так что вам мешает пользоваться вашей властью? На кой вам черт мой «глубокий внутренний мир», если вы вольны управлять любым моим поступком?
Пламя в камине вдруг очень резко вспыхнуло и охватило паленья. Спустя несколько мгновений и оно уже сожгло их дотла. В камине остался только пепел. Наверное, этим действием Эш тоже хотел что-то сказать. Вот только что, он пока сам не знал. Серо-голубые глаза Эша, точно две льдинки, холодно и пронзительно (и как такое могло получится у парня, чья стихия пламя?) заглянули в глаза Шталь.
-И, пожалуйста, - на этом слове он сделал как-то особый акцент, - не называйте меня больше полным именем!

0

9

Анна сидела напротив камина в глубоком кресле с высокой спинкой. Она покачивала ногой в такт мелодии, которая крутилась у неё в голове. Широкие полы платья скрывали в своих складках большую часть ее соблазнительной точеной фигурки, а так же кружевное бельё, которое это платье было призвано скрывать. Ее лицо было настолько невозмутимо и кротко, что никто не догадался бы о бушующих внутри страстях. Она нетерпеливо поерзала в кресле, поменяв позу. Анна скучала, сидя в удобном кресле и безмятежно поглаживая бледными, тонкими пальчиками подлокотник кресла, пребывая в легкой задумчивости и, судя по всему, рассеянности. Ее утомил мальчишка, который, как птица в клетке, все что-то щебетал и щебетал, словно на дворе была весна, а на небе светило это опаляющее кожу солнце. И он, этот укурок, готов обмениваться пустой информацией, впечатлениями, чем-то еще более несуразным, чем обычные будничные слова, все что-то чирикал и чирикал, совершенно не заботясь о том, что юная Шерер могла устать, утомиться от этого занудства. Анна невольно проследила взглядом за действиями кукла, еще раз убедившись ограниченности и приземленности некоторых взглядов, а так же в явном отсутствии даже элементарных намеков на интеллект, хотя бы во внешнем его проявлении. Выразив свой скептицизм неопределенной высокомерной усмешкой и совершенно не скрывая этого, Шталь поменяла позу, тяжко вздохнув и как-то по-детски надув губки и подперев голову ручкой.
"Милая" речь Эша и затем столь же милый смех... В Эшли погибал актер, просто умирал в страшной агонии и захлебывался кровавыми слезами из-за своего непризнанного и непонятого гения. Анна готова была поспорить, что даже пыль затаилась и наблюдает за разворачивающимися событиями, а тараканы в страхе, благоговейном ужасе перевернулись на спинки и сложили лапки. Шут гороховый… Как-то обиженно подумала Шталь. Девушке было искренне обидно за себя саму; хотелось встать, подойти к нему с самодовольно вздернутым подбородком, встать в презентабельно-пафосную позу напротив Эшли и, ни секунды не думая, сделать что-нибудь эдакое, удивительно мерзопакостное, например, отдавить кукле ногу каблучком, или натянуть ему на нос что-нибудь… ммм… в общем-то, любая из этих затей, если бы и была когда-нибудь реализована, то, наверное, она стала бы последней из того, что смогла бы сделать в своей бренной жизни юная мисс Шерер. Поэтому приходилось и дальше сидеть в своем кресле и предаваться жизни бездельницы.
- Ах, что-то мне не хорошо, – неожиданно воскликнула Анна, приложив ручку ко лбу и утомленно прикрыв глазки, разыгрывая недомогание, которое так некстати с ней приключилось. – Голова что-то закружилась, – слабым голосом говорила девушка, поглядывая на свою куклу из-под опущенных ресниц. – Пожалуй,  - Анна тяжко вздохнула, рассеянно окинув взглядом комнату и собралась встать с кресла, - мне надо поспать... – вымученно улыбнувшись, девушка все-таки встала, мастерски изобразив слабость и снова прикрыв глаза, приложив ручку ко лбу. – И вам мой юный друг тоже бы не мешало поспать, – безапелляционно заявила Шталь, уже более бодрым голосом, прежде чем направиться к выходу из комнаты медленно, словно каждый шаг отнимал у нее немало сил. Периодически тяжко вздыхая и прикрывая густыми ресницами свои якобы усталые глаза, мисс Шерер открыла проход в коридор, кинув взгляд через плечо на куклу, дабы убедиться, что Эш уже собрался уходить... Но что-то заставило её вновь закрыть дверь… Какой же он глупый… Шталь прислонилась к двери и тихо съехала на пол. Слабость, о которой она только что лгала, вдруг охватила всё тело девушки.

0

10

Да кукловод и не слушала его вовсе. А ему было наплевать. «Колобок, Колобок, прости, но мне надо выговорится». Именно этот принцип сейчас работал у Эша.
Эш…. Он действительно оправдывал имя. Быстро загорелся и снова дотла. И это полное опустошение. Ведь действительно, что осталось от Ита? Тело, которое принадлежит какой-то там Анне Шерер, которая и не воспринимает его по большему счету. Да выжженная душонка, от которой кроме какой-то необъяснимой ненависти, чувства противоречия и полнейшего равнодушия ко всему остальному и не осталось ничего. Ах да, последний штрих, это никотиновая зависимость. И всё. Вот он, весь Эшли Инри, как он есть на данный момент. Ни нормальной формы, ни приличного содержания. Так, пять капель на донышке чужого сосуда. Не более. А главное было то, что это не вызывало у него никаких чувств. Плакать по утерянному прошлому? А зачем? Судя по рукам и догорающим уголькам не было в былой жизни ничего, что могло бы быть достойно хоть каких-то переживаний. Радоваться счастливому шансу начать всё с чистого листа? Тоже не повод. Резона радоваться тому, что ты теперь просто чья-то вещь особого нет. Вот вам и белый пепел. И больше ничего.
Стальной голос опять что-то говорил. Но на этот раз это был не более чем ненужный шум. Воспринимать заведомо ложную информацию Эшу сейчас не хотелось. Так что он прекрасно слышал каждое слова своего кукловода, но не слушал по большему счету ничего. Маленькая месть? Возможно. Было слишком пусто что бы о чем-то думать. А Аннушка играла. Увы, актриса из неё была мало убедительная. Зато суть была ясна. Прочесть между строк приказ «выметайся!» Эшу удалось даже не слушая Шерер. Он поднялся с пола и направился к двери, но стоило лишь ему подойти, как Шталь закрыла её и сползла на пол. Эш невольно улыбнулся. Даже эта стальная леди по большему счету всего лишь самая обыкновенная девушка. При том не из самых уравновешенных так точно. Было в этом что-то умилительно трогательное, вот только Эш не придал этому никакого значения. Ведь по большему счету это была обыкновенная слабость.
-Даже если вы откровенно врёте, будьте осторожны в своих словах, Аннушка. – прошептал Эш, улыбаясь наклонившись к своему кукловоду. – Мысли ведь такие мысли. И они имеют неприятное свойство материализовываться.
Едва закончив фразу, Эш снова выпрямился и пошарил рукой по карманам. На этот раз это были внутренние карманы рубашки. И, о чудо!, он нашел то, что тщетно искал некоторое время назад. Полупустая пачка сигарет, как маленькое спасение. Мальчишка отошел от своего кукловода и, усевшись напротив камина, закурил. Сейчас это уже не было ни средством успокоения, ни чем-то большим. Просто потакание собственной маленькой слабости. Должно же сегодня хоть что-нибудь приятное случиться и с ним?

0

11

Признаться, Анна никогда не любила детей. Тем более сейчас, когда понимала, что проявила слабость... Этот кошмар начался сегодня, ранним утром, когда туман еще прячет мир в своей серой, влажной пелене. Молодая аристократка, недавно окончившая частную школу во Франции, прибыла в академию, дабы потратить свое свободное время на интересный эксперимент. Аня и представить не могла, что шестнадцатилетний ребенок сможет доставить ей хоть какие-то хлопоты. Поэтому она быстрой походкой приблизилась к кабинету секретаря, дождалась, когда ее впустят, одарила вышеупомянутого дежурной приветливой улыбкой и проследовала в кабинет, где получила указания и наставления, которые в силу незаинтересованности пропустила мимо ушей. Направляясь в эту академию и рассчитывая посвятить все это время себе, а не кукле, которая, исходя из того, что она слышала ранее, представлялся ей больше как комнатная собачка, которая будет смирно сидеть возле ее кресла, в котором она будет с блаженствующим видом попивать красное вино и размышлять о вечном, Анна осознала ошибочность таких своих предположений, стоило ей взглянуть на Эшли всего раз. Парнишка выглядел усталым, не выспавшимся, хмурым, бледным и явно не настроенным смиренно выполнять все, что будет просить сделать Шерер. То есть исполнять-то он будет любую её прихоть, но с каким лицом он будет это делать...
Обдумывая всё это, Шталь корила себя за то, что изначально начала вести себя не так как этого требовала ситуация. Слова, сказанные Эшом остались незамеченными ровно, как и его действия, но... Но как только Шталь почувствовала запах табака, её перекосило... В глазах появился гнев, и усталость ретировалась куда подальше, дабы не мешать разъярённому существу, кинуться на мерзавца.
Знаете, какие глупые и опрометчивые поступки способен совершать человек, когда желанная цель находится перед глазами? Наверняка знаете, ведь каждый, хоть раз, но сталкивался с этим: когда все остальное меркнет перед глазами, когда ты видишь только желаемое, когда ты понимаешь, что всего шаг и вот она - в твоих руках и уже все, никуда ей не деться. Ты забываешь, где находишься, что делал всего минуту назад, ты видишь только ее - фокус нашел цель, он взял ее - дело осталось за тобой. Какие-то пресловутые пара шагов... и ты делаешь их: стремительно, словно от скорости зависит твое будущее, ловко, словно от пронырливости зависит результат, аккуратно, словно сохранность важна, и абсолютно безрассудно, ведь кто об этом задумывается в кульминационный момент. Полукруг и вот Анна уже вцепилась мертвой хваткой бульдога в руку Эшли.
- ДУРАК! - голос Шталь сорвался на крик, и ей откровенно было плевать на состояние куклы в данный момент. - Не смей курить в этой комнате! - Девушка выхватила у пацанёнка сигарету и та отправилась в камин...

0

12

Странное это чувство, ненависть. Собственно то, что эта пара не состоялась ещё на зачатках отношений, было видно уже и из космоса. Судьба явно была изощрена на пытки. Свести трудного подростка с весьма шаткими нервами, который призирает все условности, порядки и социум и вполне себе взрослую, сознательную девушку, которая привыкла жить «как надо», да к тому же терпеть не могла таких как он, это было что-то за гранью добра и зла. А ещё, была во всем этом ну очень уж жестокая ирония. Это могло быть весьма и весьма смешно. Только вот ни Шталь, ни Эшу было явно не до смеха.
А если рассматривать эту ситуацию с позиции, что каждый человек которого мы встречаем даётся нам для того, что бы чему-то научится, то эта встреча просто верх жестокого урока. Эш достался Анне, что бы та могла увидеть, как оно, находится на изнанке мира. А Шталь досталась Эшли, что бы тот хоть немного да поглядел, как живут нормальные люди и как это «играть по правилам». Да, это был определенно интересный союз. И от него мог бы быть даже толк. Вот только начали они не с того конца. Так что чувство взаимной антипатии решило, что именно оно будет править этим балом.
Кукловод явно была вне себя. Это всё дым, что для Эша было бальзамом на душу, для Шерер было как пощечина. А она была явно не из тех, кто мог бы простить подобное. И снова ненависть в глазах. Если к этому привыкнуть, то можно даже найти в ней некую эстетику. Всё-таки глаза у Шталь были и правда красивые. И эта ненависть была поймана равнодушно-ледяным взглядом Эша. Да, всё-таки было уже всё равно. Пепел остывает и становится холодным и безразличным. Да, она больно вцепилась в руку и весьма неприятно вырвала и швырнула в камин сигарету. Ну и что? Что ему, хуже никогда не было? К тому же, порезы от разбитых зеркал на внешней стороне ладони ещё не прошли и явно давали понять, они пока что тут и забыть о них не время. Ну да, рука затряслась, но лишь потому, что наступил какой-то никотиновый голод. Нормальное явление, ему не привыкать. И пусть, что хотелось заехать Аннушке этой рукой куда придётся, а потом посмотреть, до какой же стены долетит её тело. Ничего особенного, обычное раздражение. Всё равно как бы ему не хотелось этого, он бы просто не смог поднять на неё руку. Что-то запрещало, а сбоя в поведенческой кукольной матрице пока не предвиделось. Так что, опять же, всё было нормально. Холод и равнодушие, да?
Да и ладно бы со всем вышеперечисленным. Ведь оно всё такое неважное, если бы не голос. Ну, зачем, зачем она закричала? Это было единственное, к чему, пожалуй, он так и не привык. Слишком уж невыносимо. Да, к такому звуку привыкнуть он пока не успел, но стандартизированная реакция уже появилась. Он вырвал руку из цепких пальцев Шталь, попутно умудрившись сорвать корку с нескольких порезов на костяшке. Да, он снова закрыл уши руками, ибо другое средство снижения звукового давления найдено не было. Да, и он снова дистанцировался так далеко, как только мог. Но, не смотря на то, что превышенный звуковой порог уже давно граничил с болевым, в глазах Эша всё равно оставалось всё то же холодное безразличие и, быть может, всего лишь пара ненавистных искорок, которые потухали так же быстро как появлялись. Он снова сидел на том самом столе. Говорить что-либо, да и думать, не было ни возможности, ни желания. Шерер словно сбила тот слуховой контроль, который он настраивал всё это время. Их снова стало только двое. Эш и несмолкающий шум, идущий отовсюду, слишком громкий и ужасно раздражающий. Не смотря на холодный равнодушный взгляд куда-то в пустоту, больше всего Эшу сейчас хотелось залезть в какой-нибудь звуконепроницаемый бункер. А на всё остальное было уже такое второстепенное, неважное, привычное, что просто не заслуживало внимания.
Вот бы они все разом заткнулись!
Руки всё сильнее зажимали уши. А ещё, какой же привычный и родной этот вкус в кровь искусанных губ…

0

13

Шталь чуть вздрогнула, когда тонкая ручка паренька выскочила из её цепких лапок и лишь растерянно проследила за полётом белых неопознанных объектов как позже выясниться это всего лишь ногти вышеупомянутой дамы. Но выясниться это не скоро и именно поэтому кукле по имени Эш ещё суждено существовать в целости и относительной невредимости. Анна отвлеклась от пока неизвестного объекта и посмотрела на Эшли, который в очередной раз убежал от неё. Какой же он милый... Мы с ним играем в очень интересную игру... Кто кого сломает? Хотя нет... В этой игре я обречена на провал, ибо у этого парнишки ломать-то нечего... Хотя если я дам ему надежду или что-то в этом роде, то возможно, нам и удастся сыграть на равных... Нет! На равных не будет, так как я выше этого сопляка! Девушка легонько дёрнула головой как бы отгоняя свои мысли куда-то в тёмный угол, будто страшась того что её принадлежность может услышать их. Анна начала своё очередное перемещение по уже изрядно потрепанной комнате и достигнув своей цели, присела возле Эша, едва шурша многочисленными юбками своего наряда. Шталь улыбнулась... На удивление искренне и дружелюбно, что не могло не насторожить. Тонкие пальчики уже перебирали прядки волос юноши, а глаза светились неизвестным до сегодняшнего дня сиянием, а может это сияние и мелькало в глазах девушки, но тогда она не была суровой леди Шталь, а являлась простой девчушкой, которую все называли Аней, и которая верила в магию и ведьм... Которая, читая сказки, представляла себе принца на белом коне, и ей совершенно было неважно то, что конь был всего лишь деревянной игрушкой, а принц сыном кухарки... Тогда было счастье, а сейчас лишь жалкая иллюзия оного.
- Эшл... - Голос аристократки чуть дрогнул. - Эш просить прошения я не буду, ибо не считаю себя виноватой, но мне совершенно не хочется, чтобы ты страдал... Пусть ты всего лишь кукла... Принадлежность... Меб... - Анна запнулась и, оставив последнюю фразу незавершённой, вновь улыбнулась. - Знаешь, а ведь ты более свободен, нежели я, ты не зависим от социума и от своей семьи... Да, я твоя госпожа, ты всего лишь мой слуга, но могу тебе сказать одно: я буду с тобой, даже если весь мир будет против тебя, ибо теперь ты часть меня и как бы мы этому не противились, факт остаётся фактом. - Аня придвинулась чуть ближе и, коснувшись своей холодною рукою лица Эшли почему-то вздрогнула. Ей были непонятны причины, по которым она не знала как себя вести с этим мальчишкой, но то, что она не хотела видеть ненависть в эго глазах это факт! - Солнце и ветер поспорили, кто сильнее. Внизу был путник в плаще; они поспорили, кто быстрее сорвёт с него плащ. Чем сильнее дул ветер, тем крепче кутался путник; а когда выглянуло солнце, то путник сам снял плащ. - Зачем я ему рассказываю эту старую притчу? Какова суть этой притчи? Может в том, что давление вызывает лишь сопротивление, а ласка, тепло и дружелюбие действеннее ярости и силы... но в тоже время без холодного ветра сложно оценить солнечное тепло. О Кровавые боги! Я запуталась...

0

14

Какие-то посторонние голоса, шумы, шаги, много всего совершенно чужого и постороннего. Давит на уши, давит на мозг, давит на сознание. Невольно начинаешь разбирать чьи-то слова. Хотя, чего там разбирать? Сплошная бессмысленная неурядица да непотребщина. Нужно было снова брать себя в руки. И при ну очень хорошем стечении обстоятельств отпускать уши. Точка концентрации… Зажечь огонь? А смысл? В камине уже не осталось того, что будет гореть. Зажигалка слишком тихая. А Шерер уж точно не обрадуется поджогу комнаты и шуму от этого будет ну слишком много. Нужно что-то ещё… Шаги и шорох юбки. Эти шаги. И этот шорох. Она снова начала перемещение по этой чертовой комнате. Хотя, и этого было достаточно. Закрыв на минуту глаза он сосредоточил всё внимание на этом звуке. И вот кукловод уже сидела рядом с ним. Глаза пришлось открыть.
Ох, это была определенно плохая идея. Перед глазами была улыбка. Слишком искренне и излишне подозрительно дружелюбно. Ну, нет. Тут точно был подвох. Да ещё и эти глаза… Такие сияющие. Да ещё и это перебирание прядей. И кого она сейчас ему напомнила? Какой-то образ упорно и навязчиво крутился в голове. Но, увы, он был слишком размыт и неясен. Опознать что-то конкретное Эш так и не смог. «Черт, если они уж и стирают память, то пусть хоть делают это качественно, а не оставляют потом всякую ерунду, которая только жить мешает!» - мысль была сопровождена странным фырком в пустоту. Но на этот раз было проще. Этот смутный образ уже не вызывал никаких чувств. Хотя, чувство подвоха по-прежнему оставалось.
Наверное, тут следовало бы что-то сказать. Усмехнуться этому дрогнувшему, ранее такому сильному, голосу. Выказать недовольство, по поводу непризнания вины. Рассмеяться, на комментарий о страданиях. Съязвить о том, что если он и мебель, то в том случае как минимум антикварный торшер. Да и эта вторая запинка тоже такой повод для словесного яда. А ещё, следовало бы самодовольно хмыкнуть, и в очередной раз сказать какую-то колкость о свободе, кроме того, обязательно намекнуть на свою победу. И уже словами подтвердить своё сомнение об этом странном поведении. Негатив к своей персоне был для него вполне привычным чувством, а подобное поведение только настораживало. А может, ему просто не хотелось верить в то, что он может рассчитывать на что-то хорошее, что можно рано или поздно потерять?
Холодные руки. И почему это прикосновение, сопутствующее какой-то дрожью со стороны Анны  показалось каким-то обжигающим? И, что и следовало ожидать, у неё очень мягкие ладони. Ну ещё бы, аристократия… Тут опять же следовало бы бросить колкость. Не хотелось. То ли слова не те, то ли время не то, то ли не то что-то ещё… А вот что? Она снова заговорила. Наверное, в сказанных ею словах была какаю-то глубина. Да, точно, была. Но вникать в неё и желание-то не было. Всё это как-то противоречило самой натуре Эша. И как только можно противоречить противоречию? День парадоксов.
- Нас Дьявол покинет и Бог отвернется, сломается хрупко бессильная сталь… - почти шепотом, а может только одними губами, чуть на распев и немного хрипло произнёс он. Непонятно, почему он вспомнил эти строки. И почему он так захотел произнести вслух именно это? Без удовольствия, и без негатива. Просто слова. Может о чем-то? – И время застынет… - дальнейшая реплика так и остались 404 not found.

0

15

Нда... Вот какая романтика с этим антропоморфным дендромутантом? БУ-РА-ТИ-НО! Ноль внимания на такую прекрасную меня... Кажется, не для всех я такая прекрасна как для себя самой... Обидно!
- Ну что ты уставился на меня как на призрак коммунизма, который случайно забрёл в наши края? - Девушка немного была удивлена реакцией парнишки. А точнее отсутствием этой самой реакции... А где же радостные возгласы и обожающие взгляды? Меня любить надо, а этот паршивец даже не улыбнулся мне... Фи, какой скучный! И почему он молчит? я же прекрасно знаю, что он хочет съязвить... Игра мальчишки вызывала улыбку. Правда на какой-то миг ей показалось, что она все-таки перегнула палку и Эш обидится по-настоящему. Но здраво рассудив, что решать проблемы следует по мере их непосредственного возникновения, она не стала соваться к парню, выяснять, обижен он или готовит план мести. То, что Эшли может ответить, Анна не сомневалась, достаточно было взглянуть в горящие глаза парнишки. Почему он медлит? Может, решил подождать подходящего момента, а может, решил показать кто здесь взрослее и умнее. От таких мыслей на лице девушки появилась легкая улыбка, чуть-чуть приподнялись уголки губ. Состояние словно находишься в невесомости и непонятно где небо, а где земля. Все смешалось верх-низ, право-лево и если забыть про линию горизонта и не смотреть в сторону окна, то можно почувствовать себя песчинкой, одной из многочисленных песчинок, медленно дрейфующих в огромном пространстве. Анна позволила себе расслабиться, забыв на какое-то время про Эшли, про кукол и кукловодов. Мысли медленно кружились в голове, изредка разворачиваясь словно книги, предлагая прочитать себя, но она отмахивался от них как от надоедливых мух. Шталь хотелось просто быть и ничего больше. Перед внутренним взором вырисовывались картинки прошлого, яркие и практически стершиеся, веселые и горькие. Забавно почему-то она до сих пор помнила лицо друга с младших классов и практически забыла, как выглядел отец. Это немного смущало и сильно расстраивало. Ведь все что у неё осталось от семьи только память. Она не может вернуться домой и посмотреть на фотографии. Она не может пройтись по парку, где они гуляли с родителями. Да, дом…
Шталь немного отвлеклась, но слова, сказанные Эшли, вернули её к реальности... Сломается сталь? Интересно... Девушка посмотрела на парнишку каким-то отстранённым взглядом, тёплым даже нежным, но отстранённым...
- Глупый... - Как говорят слово - не воробей. Вылетит неосторожное - вернётся трёхэтажное! Шталь с интересом ждала реакции Эша... Ну не может же он вечно сидеть и пыриться на меня?!

0

16

Да, подобная реакция со стороны Эша Шерер явно не устроили. Ну, конечно же, она же аристократка! Привыкла к восторженным взглядам, улыбкам и восхищенным вздохом. А тут на тебе, какой-то совершенно левый, пришедший незнамо от куда с самых-самых низов пацан просто пырится на тебя без каких-либо эмоций. А что поделать. Да, по сути, Аннушка и достойна восхищения, но с чего бы ему вдруг вести себя столь предсказуемо и восхищаться всего лишь обычной аристократкой? Нет, это было определенно не в его духе. Слишком очевидно и нелогично.
-И ты скажешь мне слово, такое короткое слово, с которым рифмуется весь белый свет, пистолет, амулет, плед и кабриолет, Марлезонский балет…  - он вздохнул. – И ты скажешь мне слово. Лучше бы это и вправду было это слово. «Глупый» звучит не оригинально.
Почему он уже второй раз вспомнил строки из каких-то неизвестных песен? А ведь и правда… От них не осталось ни мотива, ни смысла, а только единичные обрывки цитат, почему-то упорно засевших в подсознании. Ведь он даже и не мог вспомнить где он их слышал. Сплошные флешбеки, флешбеки, флешбеки. И откуда их столько? Несвязные образы, звуки и всё кусками, обрывками, никакой связи… Глупость какая-то. Нет, он определенно не хотел, что бы это гадкое прошлое к нему возвращалось. Да ну его к черту с этими несвязными обрывками. Скорей бы это всё забылось и остались только воспоминания начиная с этой странный ночи, разбитых зеркал, не ненавидящей ненависти и стального голоса. Этого уже было бы более чем достаточно.
А за окном уже давно начало светать. Ведь они даже не заметили, что так и просидели в этой комнате всю ночь, что Шталь так и не сомкнула глаз… Время пролетело как-то подозрительно быстро. Наверное, так оно и бывает, когда живёшь. Да, теперь его жизнь будет выглядеть именно так. А что, не так уж и плохо, если привыкнуть к вечному шумовому фону. Зато уж точно не скучно.
-Оглянись, эта ночь непременно пройдет… - Эш перевёл взгляд на окно, ловя лучи своего первого, в качестве куклы, рассвета.

0

17

---> Комната отдыха

Стучится в дверь и не дождавшись внятного ответа заходит в комнату. Склонив голову к плечу задумчиво смотрит на картину маслом - кукла и кукловод.
"По-моему, не лучший пример. Но для начала сгодится."
- Приветствую, - едва заметно улыбается.
Чего греха таить - Рихарду нравилась Анна - интересный человек, хоть и иного ранга. И ее кукла тоже вызывала интерес, впрочем все куклы вызывали живой интерес у Рихарда.
- Я тут... Привел познакомиться нового человека. Чтобы объяснить в чем разница между куклой и кукловодом.

0

18

=======) Комната отдыха

Окунувшись в свои невеселые мысли, мира следовала за своим новым знакомым почти не оглядываясь. И соответственно, явно не запоминая дорогу, которой они добирались до комнаты. А зря - ей бы еще обратно вернуться. Но как она обычно говорит - будем решать проблемы по мере их поступления.
Упустив тот момент, когда Рихард остановился, Мириам не успела затормозить и уткнулась носом ему в  спину.
Пробормотав невнятные извинения, она выглянула из-за парня и уставилась на парочку в комнате.
-Здрасте... - чуть растеряно поздоровалась и изобразила смущенную улыбку.
Любезная моя, а переход поставить?
Юнона

Отредактировано Miriam (2009-11-06 19:59:11)

0

19

Чернеющее небо постепенно окрашивается брызгами сонных лучей солнца, чтобы чуть позже засверкать с новой силой, заглядывать в окна, звенеть в стекла, принося надежду на новый день. И среди всей этой красоты в одной из комнат закрытой академии происходило нечто до боли банальное.
Наверное, я в этом мире что-то не понимаю, ибо как этот паршивец может не восхищаться мной?! Я прекрасна и этот факт неоспорим! может я конечно и не загорелая блондинка с глазами четвёртого размера, но всё же... Шталь прибывала в неком недоумении и если быть честными до конца, то испытывала как минимум шок... шок от наглости куклы, от его непокорности и полного пофигизма. И вроде бы всё ничего, но этот... этот... молодой человек вновь открыл рот, лучше бы молчал, за умного бы сошёл.
- Всё? – Прошептала Анна, когда «дырки» на лице закрылись. Выслушивать бессмысленный бред Эшли не было никакого желания, да и весь этот бред она бы стерпела, устроив конечно потом какую-нибудь гадость... да мелко, но как приятно! Но во всём есть свой предел! Когда этот многоуважаемый юноша тупо отвернулся и стал пыриться на солнышко, конечно, всё можно понять, но! о каком солнце может идти речь, когда напротив тебя сидит милое создание, которое ко всему прочему ещё и мягко говоря, клеится к нему. - Знаешь... Достоевский про тебя писал. - Как мне узнать, что скрывает твоя душа?.. Пока тебе кажется, что ты хочешь одного или другого, она ведет нас с тобой к цели, к центру сокровенной правды. По пути, мой милый, мы собираем тяжелые камни наших сомнений, а так же драгоценные камушки света чужих сердец... Фыркнув Шталь убрала руку от лица укурка и хотела было встать, но по чьей-то злой шутке в этот самый момент в комнату сначала постучали, а затем бесцеремонно ввалились двое человекоподобных. Бог, ты все-таки существуешь... вот умру и за всё тебе отплачу! с некой злобой подумала Анна и, окинув холодным взглядом представителей "горячо любимого" социума пришла в некий ступор. Кхем... и что ЭТО?! Кто эти люди? молодой мужчинка вполне удовлетворял представления Шталь о среднестатистическом человеке, но это существо, которое некоторые по ошибке называют "леди", мягко говоря, убило Анну. Так выглядела девушка, которую юная аристократка видела по пути в академию, правда та особа была в менее откровенном наряде и кажется с более древней профессией, нежели стоящая на пороге девушка.
- Товарищи, а вы собственно кто? - в голосе звучала лишь сталь и ни чего более...

0

20

-Пять балов за оригинальность, но двойка за пример. – он усмехнулся. – Откель бы нам, простолюдинам из пустого места знать такие диковинные иностранные фамилии? А уж тем более чегой-то там они про кого писали.
Шталь была не довольна Эшем. А его это как обычно не волновало. Он готов был поставить тысячу против одного, что в мыслях она какими только словами не называла. Если, разумеется, аристократки знают какие-то подобные слова. А то вдруг они как принцессы, которые по легенде даже не какают. Всякое бывает. Ит даже улыбнулся собственной мысли. Анна убрала руку от его лица. Казалось бы, вот оно. Теперь всё будет тихо, мирно, спокойно и наконец-то наступит то самое всеобщее благо и счастье. Он останется в покое, где будет только он, стол, окно, небо и солнце. Наивность это же такое счастье…
«Тишина»? Покой? Вроде как установившийся порядок? Ага, щас! Чужие шаги, чужие голоса. Много. По крайней мере на два больше нормы, к которой он уже успел привыкнуть. Да. Вот уже на пороге изученной вдоль и поперёк комнате появились двое. Мужчина и женщина. Он… Какой-то неестественно правильной внешности, в которой почему-то чувствовался скрытый подвох. Хотя, голос был довольно-таки сносный. Ухо не резал, и вообще, его вполне было можно терпеть. Вот если бы ещё говорил нормальные вещи, было бы и вовсе чудненько. Показать разницу на примере из комнаты. Пф, вот ведь великое дело. И уж точно грандиозный пример. По сути, Шерер и Инри различало в этом плане только положение. Вернее его совестное обозначение. Ну, и то, что Аннушка имела некоторую огромную маленькую власть над физическими аспектами эшевского существования. Наверняка, как нормальный пример это не подходило. И она. Девушка была явно через меру эпотажна на вид. Растрёпанные волосы, вся в коже, шпильки… Хм… Она больше походила на торговку любовью по розничной цене, или госпожу с плетью из клуба с сомнительной репутацией, нежели на кукловода из подобной элитной песочницы. Да и голос её звучал настолько фальшиво и наигранно (пожалуй, только некая растерянность в нём походила на правду), что Эш невольно хмыкнул. Он уже было хотел изречь Станиславское «не верю», но что-то внутри его очень кстати остановило. Определенно, эти двое не внушали ему ни доброго, ни вечного, ни даже банального желания поздороваться в ответ.

0

21

- Как всегда. И с чего это меня потянуло быть добрым и заботливым? - пробормотал себе под нос. - Наблюдай, Мириам. Чем быстрее поймешь разницу - тем вероятнее, что отсюда мы уйдем цивилизованно.
В общем-то повисшее в воздухе недоумение-презрение Рихарду было абсолютно безразлично. Равно как и все остальное. Кроме дурацкого желания объяснить этой девочке, что ее ждет.
"Ну вот смешно ведь. И до чертиков глупо - все эти деления на ранги. Так словно если бы я родился в семье аристократов - я не стал бы таким как есть."
- Кукла подчиняется своему кукловоду. А если не подчиняется - следует негативная реакция от кукловода. Если такое повторяется кукла может быть обменяна.
Равнодушно пожал плечами.
- Может не самый лучший пример, но какой уж был.

0

22

Ах, как же она соскучилась за этими железными нотками в чужом голосе. Ну разве не ирония судьбы - однажды, сбежав от высшего света и от этих вычурных самовлюбленных аристократов на улицы, Мира снова попала в их общество. Ирония... А может, это уже сарказм судьбы? Эдакий черный юмор.  Сначала Мириам собиралась состроить вид а-ля ничего не знаю, я вообще с ним, но потом банально забила, устало отмахнулась от напыщенной крали и перевела взгляд на ее.. куклу. Милый юноша, спору нет... Вот только, по всей видимости, не совсем доволен приставаниями своей хозяйки.
Он ведет себя вполне как человек... мыслит, двигается, разговаривает... да и все они, в коридорах... Но он ведь и чувствует, испытывает эмоции... Ничерта не понимаю, какая же с него кукла?
Похоже, сия наглядная демонстрация не только не дала ответов, но оставила еще больше вопросов в голове Мириам. Но, в любом случае, находиться здесь хоть одной лишней секундой дольше у нее не было ни малейшего желания.
-Рихард, идем. Какие-то они унылые, - Мира невозмутимо пожала плечами, и взяла парня под руку, в ясном намерении поскорее его утащить.

0

23

==>комната Мадлен Книппель

Пружинистой походкой секретарь шла по коридору. Ей было совершенно наплевать, что её внешний вид вовсе не представительный, а довольная улыбка на узких губах навивает мысли о её же невменяемости.  На ходу женщина перетасовывала любимые карты, ибо только они могли дать наиболее точный ответ, где находится искомая особа.
По прошествии нескольких минут загаданная карта, наконец, выпала у одной из дверей(фуф,большего бреда в жизни не писала). Короткий стук по дереву костяшкой пальца и Мадлен уже вошла в помещение. Было довольно многолюдно для ученической комнаты, что ж, это даже к лучшему.
-Добрый вечер, милые ученики и ученицы, мне необходимо знать, есть ли среди вас мисс Севилль,-всех лиц на личных делах не упомнишь, поэтому секретарь решила действовать не дипломатичным методом, а грубо и в лоб. Ибо бежать обратно в кабинет, искать нужную папку, пытаться запомнить очередную милую мордашку с фото  было уже давно лень. Всё-таки, тело после приёма ванной требовало отдыха.
"Так, быстро забрать девчушку, познакомить с её куколкой, забрать из лаборатории свою и бегом на ужин с Октавией,"-со слабой, выжидающей улыбкой на губах, молча размышляла женщина. Конечно, в выходной день ей хотелось поскорее расквитаться с работой и после со спокойной душой приняться за отдых. Но статус работника не позволял. Ненормированный график, странные случаи, неадекватные реакции и вообще список обязанностей давно успели заставить волосы на голове мисс Книппель стоять дыбом. Впрочем только так эта особа могла хорошо рабоать. А именно за качество выполняемых поручений женщине и платили зарплату.

0

24

С флегматичной улыбкой созерцает новое лицо в комнате. Качает головой в ответ на вопрос, да и вряд ли он похож на мисс Севилль. Даже трудами многих людей не станет похожим.
- О, по твою душу явились, - отлипает от стены и на прощание машет рукой хозяйке комнаты. - Вы поучаствовали в благотворительной акции "Помоги новичку забыть дорогу в рай". Когда-нибудь сочтемся.
Кивает Мадлен и выходит из комнаты, попутно размышляя на тему - куда бы себя деть. На общение с куклой не тянуло, бродить по близлежащим дебрям призраком коммунизма - тоже не улыбалось.
"Хм, неплохо было бы перекусить. Вот проблема и решена. На ближайшее время."
- Не теряйся, дух бунтарства, - усмехнулся и открыл дверь.

Отредактировано Riсhard Milohe (2009-11-09 23:54:24)

0

25

Мира уже было собиралась покинуть комнату, как в нее вдруг ввалилась особь наверняка женского пола и немного помятого вида. И по всей иронии судьбы. искала она именно ее, мисс Севилль. От такого варианта своего имени Мира непроизвольно поморщилась. Она уж и не помнила, когда ее называли так в последний раз. Даже в прошлой школе преподаватели процеживали ее фамилию сквозь плтоно сжатые зубы все реже и реже. Вероятно, потому, что Мириам все реже и реже на нее откликалась.
Но на сей раз Мира среагировала быстро. И первое что она сделала - это плотно вцепилась в руку Рихарда, пытаясь помешать ему уйти. Лишь на короткое мгновение в ее глазах появился страх. Она бросила быстрый взгляд на парня, затем слегка тряхнула головой и обратилась к вошедшей девушке.
-Это я.. мисс Севилль. Что-то случилось?
не хочу в куклы.. нет-нет-нет...

0

26

Где-то в голове играла внеочередная глупая песенка группы с "большой земли". Хотелось её понапевать,но наличие учеников академии немного мешало. "Медведи и белки,они интересно живут..."-всё с той же выжидающей улыбкой мысленно напевала женщина. Её музыкальный вкус вызывал несварение даже у самых бывалых меломанов, но то были их проблемы.
Тем временем, началась реакция на проникновение в комнату. Миловидный паренёк кивнул в знак приветствия, и с потрахами сдал ту самую "мисс Севилль".Она оказалась намного симпатичнее того образа, что представляла себе Мад по дороге за ней. Почему-то вырисовывалась колоритная девушка, родственная внешностью с главной злодейкой из фильма "101 долматинец". Конечно, в своё время секретарь симпатизировала этой женщине, но не сейчас.
-Замечательно, тогда прошу проследовать за мной в лабораторию,-наигранно сухим голосом проговорила брюнетка, и только за тем мягко улыбнулась и добавила:-Да не пугайтесь Вы так, просто небольшой подарок от академии.
Женщину даже в какой-то мере забавляла подобная реакция "ничего так" особы. Такое бывало весьма редко, а раз так, то нужно наслаждаться зрелищем до последней капли. Юная мисс так сильно вцепилась в руку уходящего юноши, что создалось ощущение, будто она пытается себе только конечность, осторожненько так её оторвав.
Резко захотелось курить. Пальцы уже было потянулись к карману юбки, где завалялась пачечка, но были вовремя остановлены усилием воли. "Мад, пора бросать,"-напомнила себе дамочка и, наконец, решила двинуться.
-Жду Вас там.

==>лаборатория

0

27

- Я не настолько популярен, чтобы разрывать меня на сувениры, - посмеивается и осознав, что Мириам не отцепится ни за какие коврижки потащил девушку в сторону лаборатории.
Реакции Мириам ни много, ни мало от души повеселила Рихарда и плохое настроение кануло в небытие. Многие реагировали более чем неадекватно на появление секретаря, но чтобы аж вот так вот уверовать в свою тяжелую судьбу - на памяти Милохе, ни разу.
"Но я бы тоже напрягся если бы за мной пришла эта леди. Так что... веселимся пока есть возможность."
- Идем-идем, - нарочито тихо шепчет, - здесь люди строгие, пунктуальные. Малейшая ошибка и все... Есть ты и тут, - фить, и нет тебя, а только непонятное существо взамен.
Реакция остальных как была ему индифферентна, так и оставалась. Мало ли чего думают окружающие - это их право, так же как право Рихарда плевать на это мнение с высокой телебашни.

----> Лаборатория

0

28

Вглядевшись внимательнее в ново вошедшую девушку, а для Мириам все барышни до 35 были исключительно девушками, она пришла к выводу, что не так все, возможно и страшно. Возможно, Рихард всего лишь издевался над ней и нечего подобного в этой школе не происходит. Она даже не увидела той самой разницы между куклой и кукловодом, которую он стремился показать, притащив ее сюда.
Вот сукин сын... Мира поджала губы, подавляя в себе желание поплеваться на него ядом. Она уже было собиралась возразить ему на счет сувениров, как вдруг услышала предложение девушки прогуляться в лабораторию. За подарком от академии. Миру будто током шарахнуло. Она окончательно передумала шипеть на Рихарда. Лучше уж иметь под боком хотя бы его, чем самой идти в лабораторию. На крайний случай - будет за кого прятаться от шприцов.
Мира позволила Рихарду вывести себя из комнаты и они последовали за девушкой. Мира придала своему лицу выражение безразличия, но зато парень по цепкой хватке мог явно ощущать, что она нервничает.
-Заткнись Рихард, прошу тебя.  Лучше скажи, кто она такая? - в тон ему прошептала Мириам.

======) Лаборатория

0


Вы здесь » Corporation of Dolls » .:Подача заявок:. » .Комната Анны Шерер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC